Общество12 апреля 2020 13:00

Карантин и коррупция: Уроки чумного бунта в Севастополе в ХIX веке

Три года севастопольские чиновники «лечили» народ от чумы вместо холеры, а сами разворовывали бюджет
Севастополь начала XIX века. Севастопольская бухта делится на две части: Северную и Южную, но не многие знали о существовании и специальной Карантинной бухты

Севастополь начала XIX века. Севастопольская бухта делится на две части: Северную и Южную, но не многие знали о существовании и специальной Карантинной бухты

Из мировой истории известно, что катастрофы в виде эпидемий, с которыми приходилось бороться всем странам, не только уносили миллионы жизни, но и задавали человечеству новые векторы развития. Никогда не поздно вспомнить уроки прошлого. Чтобы не наступать на одни и те же грабли в настоящем.

Карантинная, значит заразная…

Севастопольская бухта делится на две части: Северную и Южную. Однако не многие осведомлены о том, что на юго-западной стороне от Севастопольской бухты расположилась еще одна, получившее название Карантинной. Если обратиться к истории, то общее описание этого места, известно каждому:

«На северо-западном берегу бухты в 519-518 до нашей эры греками был основан древний город Херсонес, остатки которого сохранились до наших дней. Территория Херсонеса и часть акватории Карантинной бухты являются археологическим заповедником».

В более в привычном для слуха названии бухта упоминается в Лоции Черного моря, изданной в 1851 году:

– На восточном берегу бухты в XIX веке располагалась Карантинная служба порта Севастополь, предназначенная для предотвращения распространения инфекционных заболеваний с приходящих в порт судов, – сообщалось в Лоции.

В 1851 году в Лоции Черного моря упоминается о назначении специальной бухты Севастополя

В 1851 году в Лоции Черного моря упоминается о назначении специальной бухты Севастополя

И все-таки, очевидный вопрос: почему бухта получила такое название?

Весь восемнадцатый и девятнадцатый век корабли, пришедшие из дальних походов, должны были пройти карантин – своего рода заслон, ограждающий город от какой-либо инфекции, которую могли привести моряки. Для этих целей и была в Севастополе выделена специальная бухта.

…Когда я в детстве гулял по руинам Херсонеса (это как раз было в области гавани, которая располагалась в Карантинной бухте – прим. автора), обнаружил массовые захоронения моряков. Моряки погибли от различных инфекций, в том числе холеры и чумы. Это значит, действия по карантину властями и чиновниками были приняты не зря. И не будь они предприняты – Севастополь, возможно, мог бы превратиться в большое кладбище. Конечно, о безопасности думали и старались оградить от расползания опасных заболеваний. Но вместе с этим происходили и драматические события, когда в угаре защиты «слабых и незащищенных», люди страдали от элементарной жадности властей.

Холеру спутали с чумой…

…Во многом именно коррупция спровоцировала на пустом месте известный «Чумной бунт» в Севастополе. События, которые ему предшествовали, развивались в городе на протяжении двух лет.

В 1828 году на юге нашей страны началась эпидемия чумы. Россия в это время вела войну с Турцией, Севастополь оставался важным стратегическим центром, и поэтому в городе был введен карантин. В мае 1828 город был отцеплен. Спустя год, к лету 1829 года, режим ужесточили: каждый проезжающий должен был содержаться 2-3 недели в карантинной зоне, все больные в городе подлежали изоляции. Это при том, что никакой «заразной» эпидемии в городе не наблюдалось. Но очевидно, считалось, что профилактика – лучшая мера. А как это выполнялось на практике? Вот, какие свидетельства очевидцев сохранены в многочисленных исторических архивах:

– Больные нижние чины доставлялись на фрегат «Скорый», нарочно назначенный под временный госпиталь. На нем ничего не было надлежащим образом устроено. Больным не хватало ни тюфяков, ни одеял, ни теплых халатов. Необходимой посуды, перевязочных материалов и припасов не отпускали, приказали обходиться всем имеющимся на фрегате «Эривань», а на фрегате же все давно было израсходовано. Вследствие этой неурядицы было то, что в течение одной недели на фрегате из восьмидесяти брошенных туда больных, умерло шестьдесят, остальные же были взяты в лазарет.

Или вот еще из наблюдений очевидцев:

– Всех подозрительных больных собирали в пещеры Инкермана, на старые суда-блокшивы, в неприспособленные здания. Многие умирали там от бесчеловечного обращения и дурных условий. Из-за плохого продовольственного снабжения среди матросов Севастополя распространились желудочно-кишечные заболевания.

Крестьяне не могли доставить в город муку, хлеб, молоко, яйца, мясо – их повозки просто разворачивали на карантинных заставах. А что людям есть? Пить? Где брать самое необходимое – проблемы решало местное чиновничество, которое в схватке с «чумой» и как могло, так и боролось с напастью, не забывая про собственный интерес. Снабжали продовольствием не крестьяне, а флотские интенданты. Сейчас бы это назвали «отработанной коррупционной схемой»…

Чиновники находили «проверенных» поставщиков продукции, которые за свои товары просто давали большие взятки. В городе людям стали предлагать мясо с червяками и сухари с плесенью. Но в документах писалось, что продукты имеют наивысшее качество. Естественно, люди, которые сидели взаперти на карантине, роптали, гневались и умирали вовсе не от инфекций, холеры или чумы.

Основной частью города являлись военные в отставке или мастера. С течением времени карантинные меры становились всё жёстче. В начале весны 1829 года самую бедную часть города подвергли абсолютной изоляции. Жители были выселены за городские пределы. Чумы все не было, свирепствовал голод.

Что за комиссия, создатель?!

Правительство направило в Севастополь комиссию во главе с флигель-адъютантом Н.П. Римским-Корсаковым. На месте к руководству комиссией присоединился контр-адмирал Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен (1778-1852), известный открыватель Антарктиды, в войну 1828-1829 гг. - командир одного из подразделений Черноморского флота. Комиссия работала до ноября 1829 г.

Если верить документам, ревизоры к своей миссии подошли вполне основательно и вынесли не утешительный вердикт:

– По Севастопольскому порту допущены весьма важные злоупотребления», приказы Главного командира насчёт приёма провианта и провизии вовсе не исполняются, - было написано в отчете столичных ревизоров.

В ноябре 1829 года комиссия завершила работу. Вскоре после отчета Н.П. Римского-Корсакова из Санкт-Петербурга пришла телеграмма: «расследования деятельности интендантов прекратить». (За скобками расследования проверяющих осталась сумма ущерба, которые нанесли интенданты от своей деятельности. Возможно, она была, фигурировала в отчетах – но позже, каким-то неведомым образом исчезла – прим. автора).

Ответ «буйных» - нам терять нечего!

Дальше вся эта «коррупционно- чумовая» машина работал без сбоев – интенданты с властью вне подозрений, а в городе, с каждым днем было все больше умерших.

Никто разбирается – чума здесь не причем. Люди мрут от голода и болезней желудка. В городе ужесточаются меры — населению вообще запретили покидать свои дома. Позже на улицу все же разрешили выходить, но это не касалось жителей самого бедного квартала Севастополя — Корабельной слободы. Там бедолагам, и вовсе заявили, что их вывезут за пределы городской черты ещё на пару недель. В слободу стянули два батальона пехоты.

После ужесточения карантина на Корабельной слободе, народ взял штурмом город.

После ужесточения карантина на Корабельной слободе, народ взял штурмом город.

3 июня 1830 года губернатор Севастополя Николай Столыпин, усилил караулы на улицах города и… охрану своего дома. К восставшим присоединились матросы карантинного оцепления на слободе. Под руководством квартирмейстера 37-го флотского экипажа Тимофея Иванова были сформированы три вооруженные группы. Оставалось лишь поднести огонь к пороху…

Столыпин потребовал зачинщиков прекратить бунт, на что получил ответ:

«Мы не бунтовщики, и зачинщиков между нами никаких нет, нам все

равно, умереть ли с голоду или от чего

другого»

В итоге герой Отечественной войны 1812 года, кавалер

св. Георгия на 3-ю степени, генерал-лейтенант, прекрасный человек и

честный чиновник губернатор Николай Столыпин был убит. В городе

начались погромы.

4 июня Новый комендант Андрей Турчанинов издает приказ:

- Объявляю всем жителям города Севастополя, что внутренняя карантинная линия в городе снята, жители имеют беспрепятственное сообщение между собой, в церквах богослужение дозволяется производить, и цепь вокруг города от нынешнего учреждения перенесена далее на две версты, -говорилось в приказе коменданта.

«Стрелочником» сделали коменданта

Для того, чтобы подавить бунт, власти стали отправлять военные дивизии. Через три дня бунт был подавлен. Тысячи человек были арестованы и сосланы на каторгу, а семеро казнены. Тысячи человек, включая солдат и офицеров, подверглись разного рода наказаниям. В основном, это были удары линьками по три тысячи раз и последующая каторга. Жаль, что офицеры, снабжающие продовольствием город, так и не получили по заслугам. Они в спешном порядке покинули город и перебрались на новое место службы.

Что же до власти – то «стрелочником» сделали последнего коменданта Турчанинова снявшего под нажимом толпы «чумовой карантин».

Его отдали под суд, на котором «за малодушие и за совершенное нарушение всех обязанностей по службе» лишили его всех наград и званий и, до выслуги на пенсию его разжаловали в рядовые и отправил в войска.

Власть не прощает таких вольностей от представителей своего класса. А уж найти крайнего – в лучших традициях российской бюрократии.

Андрея Турчанинова, коменданта Севастополя, российского командира эпохи наполеоновских войн, генерал-лейтенант русской императорской армии, сделали стрелочником, обвинив его в малодушии

Андрея Турчанинова, коменданта Севастополя, российского командира эпохи наполеоновских войн, генерал-лейтенант русской императорской армии, сделали стрелочником, обвинив его в малодушии

А как сейчас?

За почти двести лет с момента чумного бунта в Севастополе российская власть, конечно, сильно эволюционировала.

Но две катастрофы 1917 и 1991, жесткий административный стиль сталинской эпохи, волюнтаризм Хрущёва, перестройка, правление банды молодых лаборантов ельцинского периода, путинская вертикаль власти – практически не повлияли на определённый тип российских чиновников и политиков.

Типаж этот, как и в прошлом, не имеет ни достаточно знаний, ни опыта, не любит брать ответственность на себя, не слышит народ, и благоговеет перед начальством, и каждый день засыпает с мыслью о том, как бы безопаснее что-то украсть из казны.

Но оценивая ситуацию с пандемией коронавируса в Севастополе в 2020 году, надо признать, есть и хорошие новости.

Мы можем похвастаться чуть ли не самым низким по стране уровнем заболеваемости, своевременной реакцией властей на нехватку масок или койко-мест, широко развёрнутому волонтёрскому движению и оперативной реакцией на любые проблемы, возникающие в период карантина.

Заслуга региональных властей в этом несомненна. Хороший пример того, как власть извлекает уроки из прошлого.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Коронавирус в Севастополе: Полицейские составили первый протокол за нарушение самоизоляции

Мужчина решил выпить на улице и привлек внимание правоохранителей (подробности)

Закрытие Севастополя на въезд и выезд из-за коронавируса: как разрешено перемещаться на машине и кому положены спецпропуска

Мы проехали через несколько блокпостов и узнали, как они работают, стоит ли волноваться и можно ли свободно въехать в город-герой (подробности)

Продление режима самоизоляции в Севастополе: какие устанавливают новые сроки и для чего?

Режим полной самоизоляции продлили до 19 апреля (подробности)