Премия Рунета-2020
Севастополь
+14°
Boom metrics
Политика15 мая 2024 7:00

Российский политолог Андрей Манойло: «Российские специалисты уже могут прочитать противника, и он для нас неопасен»

На радио «КП-Севастополь» продолжается проект «Политсезон с Сергеем Юхиным». Гость программы - политолог, кандидат физико-математических наук, доктор политических наук, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова Андрей Манойло.
Россия и ее партнеры научились противостоять западным информационным войнам Фото: архив "КП"

Россия и ее партнеры научились противостоять западным информационным войнам Фото: архив "КП"

Фото: Роман ЗЛОБИН

- Вы специалист по информационным войнам. Скажите, беспрецедентное информационное давление, которое оказывают на Россию, дает результаты? Или мы научились ему противодействовать?

- Давление действительно беспрецедентное. В информационном поле против России играют самые разные деструктивные силы. Активно действуют спецслужбы всех стран Запада без исключения. Действуют они с разной эффективностью, но лидируют американцы и британцы. Кроме того, работают различные виды прокси-формирований, те же спецслужбы Украины, которые ходят на коротком поводке у американцев. Помимо этого, действуют всевозможные экстремистские и террористические формирования. Поэтому против нас сейчас очень широкий фронт из самых разных сил.

Некоторые операции, которые они проводят, успешные, некоторые своих целей не достигают. Главным образом потому, что американцы - большие специалисты все упрощать, и они весьма поверхностно понимают, что происходит сейчас в России, что происходит в умах российских граждан. Конечно, примитивные модели, как технологии, хороши. Но, не улавливая глубинную суть происходящих процессов, в том числе исторических, американцы закладывают в проводимые информационные операции ожидания, которые не сбываются.

Политолог, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова Андрей Манойло Фото из личного архива

Политолог, профессор МГУ имени М. В. Ломоносова Андрей Манойло Фото из личного архива

Но в целом надо сказать, что противник очень серьезный, недооценивать его нельзя. Привести в пример какие-то серьезные операции, которые мы могли бы противопоставить западным спецслужбам, сейчас пока вряд ли получится. Не то чтобы мы уже научились им противодействовать, но у России есть положительный опыт проведения контропераций начиная с 2019 года.

- Можете о какой-то операции рассказать?

- О тех операциях, которые проводятся сейчас, говорить рано. Но о тех, что проводились в странах с жарким климатом в 2019-2021 гг., говорить уже можно. Например, знаменитое дело Диосдадо Кабельо в Венесуэле, когда в результате искусно проведенной оперативной комбинации удалось выявить агента влияния в ближайшем окружении Николаса Мадуро. Эта операция получила название оперативной игры с Робертом О’Брайеном - помощником по национальной безопасности в бытность президентства Дональда Трампа. Это была очень успешная, хотя и очень короткая и хулиганская по своему характеру операция, в ходе которой американская разведка не досчиталась чуть более 80 опытных специалистов. Это реальные потери, конкретные результаты, которыми должна заканчиваться любая информационная операция. Ведь информационная операция проводится не для того, чтобы создавать пиар-эффект и шумиху в информационном пространстве. Она для того, чтобы наносить противнику потери, чтобы заставлять его совершать ошибки и использовать их в своих целях.

Если кратко о самой операции, О’Брайен был профессиональным разведчиком. Он попытался выяснить, откуда русские узнали о контактах Кабельо с американской разведкой, искал крота. И как только он начал выходить на те контакты, которые могли бы ему дать такую информацию, русские через те же каналы направили ему недостоверные сведения. О’Брайен поверил, а затем провел чистку в ЦРУ. Характерно, что крота он так и не нашел, но очертил круг тех, кто мог бы им быть. Не имея прямых доказательств в отношении конкретного лица, он убрал из кадрового состава ЦРУ более 80 человек, чтобы гарантированно зачистить крота.

Несколько лет назад российские специалисты выявили агента влияния в ближайшем окружении Николаса Мадуро, а ЦРУ лишилось 80 сотрудников Фото: архив "КП"

Несколько лет назад российские специалисты выявили агента влияния в ближайшем окружении Николаса Мадуро, а ЦРУ лишилось 80 сотрудников Фото: архив "КП"

Фото: Евгения ГУСЕВА

- Получается, мы что-то умеем, учимся. Я знаю, у вас даже курсы есть по этой теме.

- У нас есть методика подготовки специалистов по противодействию информационным операциям и по проведению активных мероприятий на каналах открытых телекоммуникационных сетей. Это методика, разработанная в России отечественными специалистами, имеющими большой опыт оперативной работы. По ней сейчас готовят специалистов на программе «Информационные гибридные войны», которая проводится в Академии политических наук «Альтер».

Методика позволяет за полгода - год получить высококлассного специалиста, который будет действовать в сфере организации и проведения информационных операций не хуже, чем его учителя. И таких специалистов мы можем готовить массово.

- Кто может поступить на курс?

- Слушателем может стать любой, кто пройдет предварительный отбор и сдаст вступительные экзамены. Сами курсы представляют собой концентрированную выжимку из новейшей практики организации и проведения информационных операций, операций гибридной войны, методов разведки по открытым источникам и иных знаний, умений и навыков, которые необходимы сегодня специалистам, чтобы самостоятельно, автономно действовать в этой области. Для этого идеально подходят люди уже подготовленные, с опытом работы в аналогичной или близкой сфере, которые работали в правоохранительных структурах, специальных службах, занимались какими-то смежными профессиями.

Мы даем подготовку, близкую к оперативной. Готовим слушателей так, как готовят оперативников в специальных военных учебных заведениях. Но наши курсы открытые, и на них не раскрывается секретная информация, сведения, содержащие гостайну, или методы оперативно-розыскной деятельности. Но это и не нужно. Потому что 90% успеха в противодействии информационным операциям заключается в знании того, как действует противник, какими методами и схемами пользуется. И в умении просчитать его действия на 10-20-30-40 шагов вперед. Ничего секретного в умении распознавать действия противника и предсказывать его действия нет. Это чистая комбинаторика, логика, прикладная математика и прикладная психология. Но это полезный навык в условиях, когда противник, наоборот, стремится к стандартизации. Поскольку тем же американским спецслужбам необходимо проводить информационные операции массово, одну за другой, они все упрощают, пользуются единой технологией, общей схемой. Такая схема у них работает с 2016 г., она предельно проста и надежна. Но знание этой схемы делает американскую разведку уязвимой и предсказуемой. И, несмотря на всю ее мощь и превосходство в материально-техническом и финансовом обеспечении, в качестве подготовки кадров и их количестве, российские специалисты уже могут прочитать противника и он для нас неопасен. Исходя из этого, мы и готовим специалистов, которые, используя тактику небольших групп, способны переигрывать американских разведывательных монстров типа ЦРУ и АНБ.

Пройти подготовку на курсах может каждый, кто справится с предварительным тестированием Фото: архив "КП"

Пройти подготовку на курсах может каждый, кто справится с предварительным тестированием Фото: архив "КП"

Фото: Олег РУКАВИЦЫН

Более того, специальная военная операция, которая началась в 2022 году, дала возможность проверить все эти технологии, приемы, способы и методы противодействия информационным операциям, которые у нас были на тот момент. СВО привела к изменению оперативной обстановки, что, в свою очередь, привело к модификации форм и методов ведения боевых действий в информационном пространстве. Все эти изменения многократно ускорили эволюцию информационных операций, и нам удалось разработать новую тактику проведения активных мероприятий, которая получила название тактики работы в режиме неожиданных вводных. Неожиданные вводные - это условия, при которых оперативная обстановка меняется непредсказуемо, внезапно и одномоментно.

Сейчас наша новая тактика шлифуется, но конкретные примеры ее применения я назвать пока не могу. Но она точно лучше американской. И российские специалисты, подготовленные для работы в условиях неожиданных вводных, лучше и конкурентнее американских. По крайней мере, пока американцы не придумали свой симметричный или асимметричный ответ на этот наш прорыв.