Севастополь
+24°
Boom metrics
Общество13 июня 2024 11:00

Медиация при разводе, буллинг и малолетние нарушители: как работает детский омбудсмен

Кто и как может помочь семье в сложной ситуации, в эфире передачи «Севастополь: здесь и сейчас» рассказала уполномоченный по правам ребенка Марина Песчанская.
Развод родителей может сильно травмировать ребенка. Фото: архив "КП"

Развод родителей может сильно травмировать ребенка. Фото: архив "КП"

- C какими проблемами, вопросами чаще всего севастопольцы обращаются к вам, к детскому омбудсмену?

Уполномоченный по правам ребенка Марина Песчанская

Уполномоченный по правам ребенка Марина Песчанская

Фото: Андрей Голодюк. Перейти в Фотобанк КП

- Нужно отметить, что в этом году в Севастополе увеличилось количество детей, сегодня их 105 646. Это достаточно серьезная цифра, но количество детей увеличивается за счет миграционных потоков из стран бывшего СНГ, новых регионов РФ.

Наш департамент образования выработал правильную программу адаптации детей - обязательное изучение русского языка, знание культуры истории нашей родины.

К уполномоченному было много обращений от семей участников СВО. Эти вопросы в приоритете.

Очень болезненный для меня вопрос - защита прав и интересов детей при бракоразводных процессах. По этой теме было 292 обращения.

К сожалению, родители, преследуя различные цели в отношении друг друга, манипулируют ребенком.

В 2023 году судьи, адвокаты и сами заявители стали чаще обращаться к заключениям уполномоченного, зачастую забывая, что тот защищает исключительно права детей. Непросто, но нужно выстроить отношения, проговорить ситуацию с родителями, с бабушкой, дедушкой. Напомнить им всем, что интересы ребенка в приоритете.

Данная работа имела успех, многие родители понимали, что они «заигрались» в выяснениях своих отношений, забывая о ребенке.

В Севастополе необходимо возрождать традицию медиации, переговоров между теми, кто разводится, подает иски касательно общения с ребенком. Таких исков очень много со стороны бабушек и дедушек. Здесь самое главное - выстраивать так отношения, чтобы ребенок не испытывал психологического насилия.

Когда мы говорим о насилии, мы в первую очередь имеем в виду насилие физическое.

Но разводы, конфликты в семьях очень травмируют детей. Травмируют так, что мы потом задаем вопросы: «Откуда буллинг, травля, откуда те, кто заскакивает в школы и расстреливает людей?» Ответ может быть очень простым. Из-за душевного дискомфорта появляется агрессия.

На втором месте - образовательные вопросы, конфликты между всеми участниками процесса - родителями, детьми, учителями.

Еще одна сложная тема - задолженность по алиментам.

Самое болезненное для меня - это стадия исполнительного производства, когда ребенок реально не хочет видеться с одним из родителей, с бабушкой или дедушкой с противоположной стороны.

Ребенка со слезами вытаскивают, сажают в машину, или на площадке детского сада разворачиваются такие драмы. Один из родителей хочет взять ребенка на прогулку, а ребенок не хочет идти. Маленький человек живет душой, эмоциями, он чувствует, кто искренен, а кто им только манипулирует.

Нужно достучаться до родителей. И необходимо подключать психологов.

- Можно ли сказать, что вы выступаете переговорщиками?

- Да, но нашего ресурса катастрофически не хватает. В других субъектах РФ этот функционал выполняют социально ориентированные некоммерческие организации. В ряде пилотных регионов действуют семейные МФЦ, там есть ставки психологов и отдельно медиаторов. Это люди, чья задача примирить родителей, и такой опыт очень успешен.

Я надеюсь, в Севастополе такое тоже будет. И дети у нас будут меньше страдать от разводов родителей.

- Где проходит грань между защитой прав ребенка и вмешательством в дела семьи?

- Это очень тонкая грань, ее надо чувствовать. На западе ювенальная юстиция, на определенном моменте мы захотели перенять такую палочную систему.

В семье есть и воспитательные моменты. Родитель может и голос немного повысить, и за руку придержать. Можно сказать, что это насилие и надо отобрать ребенка. Но наши органы опеки и попечительства в основном забирают детей из семьи по решению суда. У нас политика корректного невмешательства. Когда родители - наркоманы, алкоголики, а ребенку полтора года и он совершенно оставлен, конечно, мы настаиваем, чтобы ребенка забрали и с семьей работали.

- Достаточно острый вопрос - буллинг, чаще всего он происходит в школе. Обращаются ли к вам с такими вопросами?

- Да, часто. Тут уже уполномоченным по правам ребенка пытаются манипулировать. Зачастую обращаются родители, когда ребенок не прав.

Я приезжаю в школу несколько раз, собираю информацию. Что произошло? Травля это или конфликт? Я практикую собрания с приглашением уполномоченного органов ПДН, встречаюсь с родителями детей. Каждую конфликтную ситуацию мы прорабатываем.

Бывают проблемы со здоровьем детей, которые родители не замечают. Например, ребенок может быть нервно истощен, ему требуется помощь невролога, психиатра. У нас действует центр психолого-педагогической помощи «Созвездие», где работают хорошие специалисты.

Хочу обратиться к родителям: никогда не может быть неловко, неудобно, не стоит опасаться того, что подумают, скажут о ребенке. Это ваш близкий, родной человек. Можно очень деликатно обследовать его, тем более специалисты знают, как работать с детьми.

Учителя сегодня поставлены в сложное положение. Они должны быть нейтральны и не настраивать коллектив против того или иного ребенка.

Существуют родительские чаты, где родители устраивают разборки, и потом дети транслируют этот негативный настрой в школе.

Я всегда прошу, чтобы каждая школа разработала правила внутреннего ведения чата, чтобы они не превращались в место выяснения отношений и травли уже родителями того или иного ребенка. Это недопустимо.

Причина чаще всего в том, что не сформировался дружный школьный коллектив.

И тогда даю рекомендации учителям, особенно младших классов, что необходимо вместе проводить свободное время.

Государственная Дума озаботилась тем, чтобы дополнить закон об образовании отдельными положениями относительно травли. Сейчас депутаты продолжают работу, но никакой закон, я вас уверяю, не изменит ситуацию, если не будет атмосферы взаимопомощи в классе. Травля происходит там, где изначально нет коллектива.

- Как правильно поступить родителям, если они узнают, что ребенка обижают?

- Стоит обратиться в аппарат уполномоченного по правам ребенка и определить, что это травля. Если есть признаки преследования, насилия в отношении ребенка, мы подключаем полицию. В некоторых случаях обращение направляется в комиссию по делам несовершеннолетних. Для того чтобы мы разобрали на комиссии, пригласили родителей зачинщиков.

Дети часто думают, что они до 18 лет совершенно безнаказанные, но это не так.

В Симферополе есть центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей. Судьи вызывают меня в суд, я высказываюсь, согласна ли я с решением поместить ребенка в такой центр. Это рассматривается не как наказание, а как исправительная мера. Там с подростками работают психологи, профессионалы своего дела. Да, для ребенка это может быть тяжело, что его отрывают от семьи на срок до месяца.

Я посещала детей и хочу отметить, что питание там хорошее, специалисты замечательные, и это действительно идет на пользу ребенку. Причины - либо длительная агрессия в отношении других детей, либо регулярное воровство. Необходимо уже, чтобы ребенок понял, что такое поведение может привести к очень печальным последствиям.

Аппарат уполномоченного по правам ребенка в Севастополе находится на ул. Ленина, 33. Телефоны: +7978946-05-50, (8692)-54-05-50.