Премия Рунета-2020
Севастополь
+10°
Boom metrics
Общество8 февраля 2024 12:00

Отражение нашей культуры: нецензурная брань, жаргоны и заимствования

Чем живет современный русский язык? Почему нецензурная брань так живуча, а заимствования не получается запретить? Обо всем этом читайте в беседе психолога Валерии Остриковой с завкафедрой русской филологии СевГУ Лилией Моря.
Лилия Моря.

Лилия Моря.

Фото: Андрей Голодюк

Чем живет современный русский язык? Почему нецензурная брань так живуча, а заимствования не получается принудительно запретить? Как по речи отличить «своих» от «чужих» и почему великий и могучий русский язык, несмотря на все попытки «отмены», был и будет неотъемлемой частью других мировых языков и культур? Обо всем этом читайте в беседе психолога Валерии Остриковой с завкафедрой русской филологии СевГУ Лилией Моря.

- 3 февраля во всем мире отмечают день борьбы с ненормативной лексикой. Но сколько существует человеческий язык, столько в нем и живет нецензурная брань. Почему она так живуча?

- Я воспринимаю язык функционально. Да, безусловно, он является отражением культуры и сокровищницей народа. Но в первую очередь это один из инструментов человеческой деятельности и выживания. Все, что есть в языке, существует в нем только потому, что человек в этом нуждается. И, напротив, если потребность в каких-либо языковых явлениях отпадает, то они отмирают сами собой.

Поэтому мало смысла в том, чтобы что-либо насильно запрещать. Держателем, носителем и творцом языка является сам народ, совокупная воля всех его носителей. Искусственно и одномоментно развернуть всю эту громаду, запретить ей что-либо или навязать чаще всего невозможно.

То же самое относится и к нецензурной лексике. Раз она существует, то значит, в определенных коммуникативных ситуациях она необходима.

- В каких ситуациях, на ваш взгляд, такая лексика уместна?

- Чаще всего мы чувствуем это интуитивно.

Преимущественно она используется в мужских коллективах: армия, флот, пенитенциарные заведения, просто компании. Там нередки даже такие ситуации, где без бранного слова буквально не выжить.

Когда же мы говорим об остальном обществе, то есть несколько простых правил. Дети не должны использовать такую лексику при взрослых, а взрослым нельзя материться при детях. Женщины не используют брань при мужчинах - и, наоборот, мужчинам при дамах стоит воздержаться от крепкого словца.

Дети, кстати говоря, усваивают эти правила довольно легко. Приведу пример из собственной жизни. Мой сын - ему 11 лет - может иногда использовать ненормативную лексику в общении со сверстниками. Однако если вдруг в какой-то экстремальной бытовой ситуации он случайно услышит нецензурное слово из моих уст, то всегда очень меня за это ругает. Я вижу, что ему это искренне неприятно.

- Я тоже поделюсь практикой из нашей семейной жизни. Мы изобретаем собственные фразочки или слова, которые используем в тех ситуациях, когда бранное словечко буквально рвется с языка. Чаще всего это что-то смешное и нелепое либо цитата из фильма или мультика. Заготовленные заранее, они ненавязчиво и забавно заменяют ненормативную лексику в семейном кругу.

- Отличный способ! А заодно он создает определенный семейный лексикон, который помогает отделить «своих» от «чужих». Это еще одна функция ненормативной лексики.

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

- В современном мире - и в том числе в его русскоязычной части - происходит активное разделение на либеральную, западно-ориентированную часть с одной сторон

ы и патриотическую с другой. Первые стремятся наполнить свою речь англицизмами, феминитивами и иными маркерами принадлежности к западному сообществу. Вторые, напротив, заменяют заимствования русскими аналогами и очищают свою речь от зарубежных слов. Как вы относитесь к этой тенденции с точки зрения процессов развития языка?

- Спор славянофилов и западников имеет глубочайшие корни в русской культуре и языковом сознании. Мне кажется, что сейчас мы имеем дело с очередным его витком.

Здесь я должна сказать еще об одном явлении языка - о жаргоне. Он как раз и позволяет сохранить различную языковую специфику внутри отдельных социальных групп, внутри коллективов, сплоченных вокруг какой-то деятельности или идеи. Конечно, он может влиять и на общенациональный язык, проникать в него, а может и оставаться исключительным признаком этих самых сообществ и групп.

Вообще же я полагаю, что современный человек должен сохранять языковую гибкость. Насильно изгонять из речи все заимствования мне видится чрезмерным и отчасти надуманным. Они ведь тоже являются частью нашего языка, возникают в ответ на какие-то потребности его носителей.

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

- Заимствования в языке тоже естественны?

- Да, это непрерывный процесс, идущий еще с Х века. Язык впитывает в себя то, в чем видит необходимость, и заполняет таким образом пустоты, которые есть в его фонде. При этом заимствованное слово активно встраивается в язык, перерабатывается с учетом собственных законов его развития и словообразования.

К примеру, английское слово «бренд». Мы используем его как корень и образуем от него новые слова по нашим, русским, правилам и принципам: «брендировать», «брендовый», «брендированный»… Это уже наши собственные языковые образования. Они сохраняют память о том, что их корень заимствован, но являются частью фонда русского языка.

Более того, многие из этих заимствований нами даже уже не воспринимаются как таковые. Такие, например, привычные слова, как «сундук» и «сарафан», пришли к нам из тюркского языка.

- Казалось бы, что может быть более русским, чем сарафан! И все-таки это слово изначально русским не является?

- А корабль, кровать, свекла, школа - это заимствования из греческого. И это только пара примеров! Таких слов очень, очень много.

- С одной стороны, может показаться, что это признак бедности языка, раз постоянно приходится заимствовать слова извне. Но, с другой стороны, мне кажется, это, напротив, признак силы: брать полезное и нужное из других языков и перерабатывать, делая своей частью, принимая к себе «на службу».

- Очень тонкое наблюдение! Добавлю к нему, что заимствование свойственно всем языкам мира. Все, кто изучал английский и знаком с латынью, легко обнаружат, как много в первом заимствований из второго. При этом англичане не требуют очистить свою речь от латинизмов, а воспринимают их естественно и нормально.

У меня есть как минимум два забавных примера того, как затейливо происходит заимствование. Всем известно слово «грипп», обозначающее распространенное острое респираторно-вирусное заболевание. Изначально это было русское слово «хрип». Его принесли во Францию русские эмигранты, поскольку это был достаточно распространенный симптом соответствующей болезни. Французы восприняли это слово на свой манер: «грипп». И спустя какое-то время оно вернулось в русский язык уже как название заболевания.

То же самое произошло со словом «бистро». Когда-то из русских уст французами было воспринято слово «быстро», которое наши соотечественники применяли в заведениях общепита, выражая просьбу обслужить их поскорей. Изменив ударение, оно затем вернулось к нам уже как французское название кафе быстрого питания.

Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

- А много ли заимствований из русского языка уходит в другие языки?

- Очень много! Например, в финском языке есть слова, которые можно произнести как «аккуна» и «лузика». Это наши русские «окно» и «ложка», которые однажды пригодились финнам, понравились и органично встроились в их язык. И это лишь один из множества примеров.

- Получается, несмотря на современное стремление запада вымарать из своей реальности все русское, есть что-то, от чего у них избавиться не получится. Каждый день, сами того не подозревая, они используют в собственной речи наш великий и могучий русский язык!

- Получается, что так!

- Подытоживая нашу беседу, можно сказать, что в современном русском языке естественным образом продолжаются все те же тенденции, которые были свойственны ему всегда?

- Верно. Жаргон помогает отделять «своих» от «чужих». Заимствования естественны, но присущи в разной степени представителям разных групп и сообществ. Ненормативная лексика живуча. А образованный человек умеет быть достаточно гибким, чтобы использовать все эти явления уместно и культурно, оставаясь при этом в рамках классического, прекрасного, любимого нами русского языка.

Подписывайтесь на нас в «Одноклассниках», «ВКонтакте» и Telegram – там самая оперативная информация!

Стали свидетелем происшествия или хотите сообщить об интересном событии? Пишите на WhatsApp, Viber, Telegram +7 (978) 769-73-29. Телефон редакции: +7 (978) 349-48-78.