Премия Рунета-2020
Севастополь
+20°
Boom metrics
Общество17 февраля 2022 8:35

«Часы - это пациент, а мы врачи»: как устроено ремесло часового мастера в Севастополе

Почему "молодыми мастерами" часовщики считают мужчин старше 40
В наши дни часовые мастерские - это небольшие офисы, разбросанные по всему городу. Мастерская наших героев находится на улице Очаковцев

В наши дни часовые мастерские - это небольшие офисы, разбросанные по всему городу. Мастерская наших героев находится на улице Очаковцев

Последние 10 лет на правой руке я ношу механические часы японской марки «Касио». Нет, это не борьба с цифровизацией, они дороги мне как память - подарок от лучшего друга. Когда встал вопрос ремонта, я растерялся. Где в Севастополе найти профессионального мастера? Решающим фактором в выборе стал опыт сотрудников. В одном из объявлений уверяли: «Мастерская успешно работает более 30 лет».

Севастопольские династии

Сервисный центр по ремонту часов, о котором говорилось в объявлении, находится на Очаковцев, 36. Сначала меня смутило маленькое помещение мастерской, но увидев на стойке визитку с еврейской фамилией Гиммельфарб, я расплылся в улыбке. Джекпот...

Часовщиков в мастерской оказалось двое, вместе с ними работает еще и ювелир. Все мужчины. После короткой беседы и обсуждения моей заявки я попросил их рассказать о себе, предупредив, что работаю журналистом.

- А что вы хотите знать?

- Все, - сказал я и нажал кнопку записи на диктофоне...

- Ну, Георгиевич. Начинай. Ты у нас самый знаменитый, - заговорил мужчина с фамилией Гиммельфарб. Оказалось, что Дмитрий Георгиевич, к которому обратился коллега по цеху, часовщик в третьем поколении.

- Мой дед, Николай Дмитриевич Лубенков, родился в 1922 году. Прошел Великую Отечественную войну, был штурмовиком, летал на ИЛ-2. После победы жил на Урале. Там-то он и выучился часовому делу у пленного немца. Тот был хорошим часовщиком, и всему, что знал, обучил. В 60-х дед переехал в Севастополь, устроился на работу в Горбыткобинат. Отец у меня тоже был часовщиком, но учился не у деда, а у мастера по фамилии Свиридов, здесь в Севастополе. Мать - гравировщица при цехе. Я тоже к этому ремеслу пристрастился, - говорит Дмитрий Георгиевич.

В советские годы часовое дело было очень популярным и востребованным, но ни в одном учебном заведении часовщиков не готовили. Ремесло познавали на заводах, в цехах, артелях.

Так выглядит рабочее место часового мастера

Так выглядит рабочее место часового мастера

- До 70-х годов центральная часовая мастерская Севастополя находилась возле Покровского собора, там, где сейчас булочная. Затем цех переехал на Большую Морскую, 33. Коллектив был большой: более 50 мастеров. Это только в цеху, а еще точки по городу, прибавляйте человек 15-20. Часовщиком мог стать кто угодно, было бы желание. Приходи и учись, - продолжает рассказ Дмитрий Лубенков.

- Ну, не все так просто было, - подключился к нашей беседе Дмитрий Гиммельфарб. - Если человек нужных качеств не проявлял, то ему прямо говорили: «Не твое»...

Про сопромат и прямые руки

В советские годы человек действительно мог прийти в цех и попробовать научиться мастерству. Никогда ни от кого не отворачивались, всегда давали шанс. Самые главные навыки, которые должны были быть у кандидата: развитая моторика рук, усидчивость, чистоплотность, ну и понимание сопромата, без этого никуда. (Сопротивление материалов (сокр. - сопромат) - инженерная наука, изучающая методы расчёта элементов машин и сооружений на прочность, жесткость и устойчивость для обеспечения их надежной и безопасной эксплуатации.)

- Полгода длился курс молодого бойца. Первым заданием было разобрать и собрать будильник. Если справился - считай, что в деле. Но никто над душой не стоял и не рассказывал, как это делается. Нужно было понять устройство механизма самому. Проконсультироваться можно было, но так, по мелочам. Если через год человек оставался, его отправляли повышать квалификацию на часовой завод в другой город, - рассказывает Дмитрий Гиммельфарб. - Вот, к примеру, мой отец проходил стажировку на заводе «Интеграл» в Минске. Его провели по всем цехам, поставили к каждому станку, чтобы знал процесс полностью...

Дмитрий Гиммельфарб ремонтом часов занимается с 14 лет. Еще подростком он всему обучился у своего отца и стал помогать ему в работе. И даже имя свое будущий мастер получил в часовой мастерской.

- Мама моя была на последних месяцах беременности, а имя мне еще не выбрали. И вот мой отец, он дружил с Георгием Лубенковым, пришел к тому на работу. По мастерской с будильником в руках бегал пятилетний мальчишка. Эта картина так запомнилась папе, что придя домой он сказал маме: «У Жоры сыну пять лет, а он уже хочет будильник отремонтировать. Давай сына тоже Димой назовем». Вот, как-то так. Вообще все часовщики - это одна большая и дружная семья, - говорит мастер.

Дмитрий Гиммельфарб занимается ремонт часов с 14 лет, сейчас ему 44 года

Дмитрий Гиммельфарб занимается ремонт часов с 14 лет, сейчас ему 44 года

Большой спрос на часовщиков в СССР объяснялся просто: часы носили все. Они были преимущественно механическими, позже появились кварцевые, так что их ремонт в случае поломки требовал немалых знаний. С развитием электроники про механику стали забывать.

- До 90-х годов все было просто отлично, мы жили хорошо. После наступил период, когда ремонт механических часов стал практически невостребованным. У людей не было экономической выгоды восстанавливать часы, легче купить новые. Механика, хоть и оставалась классикой, но уже не имела массовости. В «нулевых», когда закрылась центральная часовая мастерская, я с друзьями организовал этот сервисный центр. Работаем понемногу, - рассказывает Дмитрий Гиммельфарб.

Классика вечна

Несмотря на развитие технологий и засилье на рынке «умных смартчасов», механические никуда не исчезли, но претерпели значительные изменения в дизайне, приобрели больше имиджевое значение, нежели практическое. Срок службы механики на порядок выше, и часы могут проработать не одно столетие.

- За услугой по ремонту к нам обращаются в трех случаях. Первый - неисправности в часовом механизме после удара или попадания воды. Второй - сервисный регламент: каждые 5-6 лет часы необходимо отдавать на техобслуживание, где их разберут, почистят, поменяют смазку и соберут. Третий - косметический ремонт, замена ремешков, стекла, браслета. Вот, к примеру, у нашего коллеги на руках часы «Победа». Стекло и ремень новые, но сам механизм 1947 года. Восстанавливал Дмитрий Георгиевич. Это очень кропотливая работа. Можно на ремонт одних часов потратить день, два, месяц, - рассказывает Гимельфарб.

Морской компас с часами "Пионер. Его тоже восстанавливали севастопольские мастера

Морской компас с часами "Пионер. Его тоже восстанавливали севастопольские мастера

Не так давно мастер закончил ремонт настенных механических часов с маятником. Они швейцарские, им более 100 лет.

- С разными часами приходят. Иногда клиенты приезжают с Крыма, захаживают и гости с материка. В нашем деле ведь как: сначала ты работаешь на авторитет, потом он на тебя. Люди знают, что мы выполним свою работу качественно. И совсем не важно, приносят нам часы стоимостью в 500 тысяч рублей или старенький советский будильник «Пионер» - работа будет выполнена одинаково хорошо, - отмечает мастер.

Заказ на ремонт часов ценой в 500 тысяч рублей у Гиммельфарба действительно был. Но это были самые обычные часы с кожаным ремешком и простым механизмом.

- Такая цена была только потому, что часы из лимитированной партии и служили членской картой для европейского гольф-клуба. Но история с будильником мне нравится больше. Его принес один дедушка. Он рассказал, что будильник получил в подарок от родителей за то, что в третьем классе закончил четверть без «троек», и предмет ему дорог как память. Ремонтировать такие часы было одно удовольствие...

Свое ремесло часовщика Гиммельфарб любит сравнивать с работой врача. Он хирург, а часы - это пациент, к которому нужно проявить максимум внимания.

- В ремонте часов, как и в лечении человека, очень важно провести диагностику и четко понимать, от чего мы лечим больного и к каким результатам это приведёт. Только после четкой проверки можно браться за устранение неисправности. А если залезть отверткой просто так, можно только навредить...

Единственное, о чем сожалеют мастера: молодежь не проявляет никакого интереса к их ремеслу. За последние 20 лет не пришел ни один человек, который бы сказал: «Хочу учиться».

- В нашей профессии «молодой специалист» - это 40 лет. В Севастополе реальность именно такая. В других городах России ситуация похожая. Где-то часовых мастеров не стало совсем. Полагаю, что когда наше поколение уйдет на пенсию, то и в Севастополе часовщиков не останется. Максимум останутся фирменные сервисные центры при больших магазинах, но будильниками там точно заниматься не будут...