2020-05-21T18:22:13+03:00

Увидеть и не испугаться: Всплывет ли в Севастополе подводная лаборатория «Бентос-300»

Местные гидронавты получили грант на открытие уникального музея. Чем готовы обрадовать покорители морских глубин гостей и жителей города героя, выяснял корреспондент «КП» - Севастополь»
Подводная лаборатория «Бентос-300» в Севастопольской бухте. В советские годы увидеть лодку всплывающей в бухте считалось обычным явлениемПодводная лаборатория «Бентос-300» в Севастопольской бухте. В советские годы увидеть лодку всплывающей в бухте считалось обычным явлением
Изменить размер текста:

…«Бентос-300» - это, в каком- то, смысле «миниатюрная» подводная лодка с большими иллюминаторами, из которых можно разглядеть всё, что лежит на морском дне. В отличие от больших военных собратьев, экипаж составляет 12 человек, и за свою подвижность такие подводные аппараты называют ужами и юркими червяками, которые способны пройти в любую расщелину и залезть в непроходимые глубины…

На таком же глубоководном аппарате путешествовал Кусто, но он бороздил глубины и созерцал. А наш «Бентос» вкалывал как проклятый. И работал исключительно на нужды рыбной промышленности СССР.

В СССР на «Бентосе» кипела работа, а сама лаборатория редко когда простаивала в доках

В СССР на «Бентосе» кипела работа, а сама лаборатория редко когда простаивала в доках

Официально аппарат был приписан к Севастопольскому экспериментальному конструкторскому бюро подводных исследований, расположенному на улице Костомаровской. В 1975 году его доставили в сухой док по рекам из Ленинграда до Севастополя.

— Первыми нашими глубоководными аппаратами в составе бюро были «Тетис», «Риф», «Лангуст», «Север-2» и «Омар». Затем появилась подводная лодка-лабаратория «Бентос-300» — рассказывает подводный наблюдатель-ихтиолог Анатолий Таврический. — Работая на Институт рыбного хозяйства, исследовали абсолютно всё. Задача, была одна – понять, какими рыбными запасами мы обладаем, сколько их у нас и как вести промысел без ущерба для морской флоры и фауны.

Из всех глубоководных аппаратов, именно «Бентос» прочно вошел в историю советской гидронавтики. Скорее всего, это произошло по стечению обстоятельств – инженерная, конструкторская мысль в годы «холодной войны» достигла апогея и материализовалась в современное техническое судно, где ученые и гидронавты могли проводить качественные научные исследования.

— Как правило, мы сидели у иллюминаторов и изучали, что же происходит за бортом. Когда капитан замечал опасное препятствие или особо крупный объект, судно стремительно поднималось наверх. Так, толчками, то вверх, то вниз, проходили трудные участки. Частая практика таких подъемов была использована при обследовании филлофорного поля Зернова. Филлофора – это такие красные водоросли. Сейчас один такой участок-это Ботанический заказник общегосударственного значения. Располагается он в акватории Чёрного моря на территории Красноперекопского и Раздольненского районов, — говорит Анатолий.

Анатолий Таврический во время работы на "Бентосе"

Анатолий Таврический во время работы на "Бентосе"

Но что такое водоросли, по сравнению с кладами и затопленными кораблями? Когда Таврический, вспоминает былые подвиги «Бентоса», становится как ребенок получивший конфетку. Улыбается и готов часами рассказывать о том, что видел, выдавая «страшную тайну»:

— Если говорить об акватории Черного моря, то во время наших погружений мы часто натыкались на древние затонувшие корабли. В основном купеческие. Когда их исследовали, то находили большое множество осколок греческих амфор. В целом, на дне моря кораблей из каких только эпох не встретишь. Жаль только, что о гидронавтики наши потомки знают мало. А ведь Севастополь, можно сказать, стоял у её истоков.

Но это, что называется приятные и хорошие для ученых находки. А были и такие, от которых мороз по коже…

— 1998 год, «Бентос» работал на траверзе мыса Айя. Вдруг на глубине 250 метров мы услышали резкий скрежет металла по корпусу. Докладываем на верх на палубу судно обеспечения.. Останавливаемся, перед носовым иллюминатором я вижу стальной трос диаметром 12 мм, — говорит Таврический. — Мина? Трос с противным скрежетом ползёт по корпусу. Капитан Александр Грязнов спускается из ЦПУ вниз—совещаемся, что делать в такой ситуации. Наш капитан, бывший командир атомной подводной лодки, выносит вердикт: «Всплываем!». Когда судно поднялось на поверхность, я вышел на палубу, в руках фонарь. Иду на бак и вижу, что возле правого борта действительно бьётся о корпус мина. Что делать? Выход только один – рубить буксирный конец. К счастью решение было верным. После того как буксирный конец был разрублен мина ушла на дно.

Музей на земле и под водой

Перечислять подвиги «Бентоса» можно бесконечно, но научная жизнь лодки обрывается, сразу после распада СССР. Оставшись на Украине подводная лаборатория была отбуксирована на базу «Вторчермет» в Инкермане. Государству она была больше не нужна, а хозяева менялись как перчатки. Пока решились юридические вопросы, лодку облюбовали искатели цветного металла. Добытчики настолько изуродовали достояние советских конструкторов, что в корпусе появилась дыра, и она ушла на дно.

Почти четыре года «Бентос» пролежала в Севастопольской бухте, пока её не подняли и не поставили в док. Но ненадолго. Случилась новая напасть - «Бентос» штормом вынесло на середину бухты. Судно спасли. Подводную лодку выкупил один из бизнесменов города, и она ещё какое-то время находилась в севастопольских доках.

— А потом мы бывшие сотрудники «Бентоса» придумали создать на базе подводной лодки Музея Гидронавтики, — говорит Анатолий, отмечая, что на самом деле о такой возможности гидронавты поговаривали давно, вот только случая и возможностей не представлялось. — Дело сдвинулось с мертвой точки, когда за организаторскую часть взялся Юрий Брага, он гидронавт 1 класса и тоже долгое время работал на «Бентосе» старшим помощником капитана. Юрий подготовил заявку на участие в конкурсе на получение гранта президента России о создании музея гидронавтики на основе ПЛБ «Бентос-300» . Эта заявка стала победителем конкурса 2017 г. Как только деньги были получены через Севастопольское отделение Русского географического общества, работа сдвинулась с мертвой точки . «Ржавое чудовиже», заметно преобразилось в нем уже можно узнать заметные черты подводной лаборатории.

Открытие Бентоса для посещения экскурсионными группами состоялось в конце 2018 года. Участники экскурсий прошли по отремонтированным отсекам подводной лаборатории и ознакомились с обстановкой, в которой работали и жили гидронавты-исследователи, а экспонаты, которые долгие годы собирали гидронавты и водолазы зрители могли увидеть собственными глазами в Балаклаве в местном доме культуры. Сама выставка была приурочена к 95-летию ЭПРОНа, потому как с него собственно и начиналась российская гидронавтика.

Юрий Брага, гидронафт 1 класса. На «Бентосе» работал старшим помощником капитана

Юрий Брага, гидронафт 1 класса. На «Бентосе» работал старшим помощником капитана

— С той выставки уже прошло два года, а мы так и не обзавелись собственным помещением или участком земли, — с сожалением говорит Юрий Брага. — С нашей стороны были попытки обратиться к экс-губернатору Севастополя Дмитрию Овсянникову, но никаких ответов мы не получили. А между тем подводная лаборатория является единственным в мире экспонатом, который сочетает в себе, подводную лодку, подводный дом, водолазный комплекс и подводную лабораторию. Такой необычный культурно-исторический объект, несомненно, вызвал бы огромный интерес у туристов и жителей города.

Сейчас на борту «Бентоса» хранятся старые фотографии ученых, найденные на дне Черного моря амфоры и другие предметы, научное оборудование советских времен.

— Уникальность Музея гидронавтики состоит в том, что он единственный в своем роде, — отмечает Юрий. — А если нам дадут участок земли, то мы могли бы установить не только подводную лабораторию, но и такие аппараты как «Омар», «Север-2», «Тетис» ,«АС-10», МТК-200. Все их можно будет посетить, а в качестве изюминки нашего музея, мы планируем осуществлять погружения под воду. Чтобы туристы и жители города смогли прочувствовать дух гидронавтики, приобщиться к ней.

В Севастополе подходящих для музея площадок несколько. Первая находится в восточной части Балаклавской бухты в конце набережной под Крепостной горой. Имеющиеся там штольни бесхозны уже несколько лет и никем не используются.

Вторая площадка находится по адресу ул. Калича,2, на территории ГУП «БСРЗ «Металлист».

— Здесь есть двухэтажное здание неработающего заводского цеха, которое очень подходит для размещения в нём музея. Кроме того «Бентос» хорошо впишется в пейзаж сквера, расположенного у дороги. Более того, у нас уже проработаны все варианты подъема лаборатории из воды и установке на её берег. Если Музей гидронавтики обретет своё место в Севастополе, то через несколько лет после его открытия он может конкурировать с Океанографическим музеем Жак-Ив Кусто в Монако. Я в этом уверен, — говорит Юрий Брага.

Глубоководные аппараты, которые Музей гидронавтики готов демонстрировать гостям города и севастопольцам

Глубоководные аппараты, которые Музей гидронавтики готов демонстрировать гостям города и севастопольцам

Как говориться – дело за малым: найти достойное место на территории Севастополя, чтобы каждый мог почувствовать себя покорителем морских глубин, но или хотя бы мог с гордостью сказать: «Я был на «Бентосе»»

История знает примеры

Отметим, что установка кораблей на берегу моря для Севастополя не в новинку. В Советское время в центре города на берегу был установлен парусник «Кропоткин». В послевоенные годы Советский Союз заказал целую флотилию баркентин и шхун судостроительным верфям города Турку, в Финляндии. Таким образом, к 1951 году был пополнен учебный флот Союза. Многие суда находились в плаваниях по 25 лет и более.

Одним из таких судов был парусник «Кропоткин». После того, как срок эксплуатации вышел, корабль стоял на плаву в конце Камышовой бухты. В конце 70-х парусник отбуксировали на Кладбище Кораблей в Инкерман. Но там он не прижился. Был отбуксирован на берег и брошен. Затем было принято решение сохранить его для потомков.

Парусник «Кропоткин» он же ресторан «Баркентина»

Парусник «Кропоткин» он же ресторан «Баркентина»

«Кропоткин» отремонтировали на СМЗ им. С.Орджоникидзе и установили в центре города. Корабль памятник стал рестораном «Баркентина». Когда город стал закрытым, ресторан пришел в упадок. Сам же корабль сгорел во время пожара. Его устроили бродяги, поселившиеся на нем. Так гласит народная история. Она чем-то похоже на судьбу «Бентоса».

СПРАВКА «КП»

Наибольшая длина «Бентос-300» - 30,3 м,

- ширина - 6,1 м,

- высота - 12 м,

- длина прочного корпуса - 21 м,

- диаметр - 5 м,

- глубина погружения - предельная 400 м, рабочая 360 м.

Достаточно большие габариты лодки позволяли разместить измерителный комплекс:

Приборы для измерения плотности, солености, прозрачности, температуры, освещённости воды.

Автономность работы – до двух недель.

Аппарат буксируют в место проведения работ при помощи судна обеспечения.

В составе экипажа 12 гидронавтов: бортинженеры, пилоты, океанологи.

Основное предназначение «Бентоса» проведение фото и телесъемки в режиме подводной буксировки.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также