Boom metrics
Общество24 октября 2020 9:30

«Каждый день подвиг»: из Крыма в Херсонес 80 км в день преодолевает Андрей Черепков ради любимой работы

Смотритель музея-заповедника «Херсонес-Таврический» рассказывает корреспонденту «КП»-Севастополь» о том, что не знают туристы
Андрей Черепков один из первых смотрителей музея -заповедника "Херсонес-Таврический"

Андрей Черепков один из первых смотрителей музея -заповедника "Херсонес-Таврический"

Фото: Александр Курбаткин

— Музейный смотритель – это работа для пенсионеров. Сиди себе на стульчике, любуйся экспонатами и покрикивай на посетителей: «Руками не трогать», — сказал мне мой друг, узнав, что я собираюсь в музей писать материал о смотрителях.

— Да нет, в Херсонесе как раз все по-другому. Там ходить надо, — отвечаю я, пытаясь убедить Руслана в том, что работа смотрителем это не всегда статика.

— И много ходить? — спрашивает друг.

— Не меньше 10 километров в день.

— Вот это физкульт-привет. И кто же согласится на такую работу?

— Романтики и идеалисты. Один смотритель на работу вообще из крымского села добирается К нему, собственно, и еду.

Ради «места силы» по 80 километров в день

Встретивший меня у входа в музей мужчина оказался далек от стереотипного образа смотрителя. Во-первых, он не пенсионер. Во-вторых, у него нет ленивой походки и «животика». В-третьих, его работа оказалась совсем не скучной.

— Три года назад должности смотрителя в Херсонесе еще не было. Никто особо по территории музея не ходил, а охранники стояли преимущественно у ворот. Когда речь зашла о формировании штата, мне предложили сменить профессию. Отказываться не стал, решил, что это мой шанс быть ближе к любимому городу, — говорит Андрей Черепков.

Под «городом» Андрей имеет в виду не Севастополь, а именно древний Херсонес. Для него это не только музей под открытым небом, но и «место силы» с невероятной энергетикой. Ради этих ощущений смотритель преодолевает путь в 40 километров. Андрей живет в Бахчисарайском районе Крыма, в селе Красный мак.

— Из дома я выезжаю на машине примерно в 5:45 утра. Если в Севастополе пробок нет, то на дорогу уходит примерно час, с пробками – полтора. Если по деньгам, то на бензин трачу почти 500 рублей в день. В месяц выходит где-то 7500. Мы работаем по графику два через два, — рассказывает смотритель.

— И как жена относится к такому графику?

— Положительно. Она в музее контролером работает. Поэтому частенько ездим вместе. А вообще она у меня золото. Я просыпаюсь утром, а завтрак уже готов. Вечером на пару у плиты колдуем. На Херсонесе у нас целый семейный подряд. Сын сейчас в школе учится, но древним город интересуется активно, говорит: «Папа, когда поедем на развалины?».

Смотрители пусть и не экскурсоводы, но о музейных экспонатах знают многое

Смотрители пусть и не экскурсоводы, но о музейных экспонатах знают многое

Работа Андрея заключается в том, чтобы следить за порядком на территории музея. Экспонаты, которые он охраняет, это не черепки за стеклом, а каменные колонны и стены домов, сохранившиеся до наших дней. Одно из излюбленных мест смотрителя – эллинистический дом IV–III веков до нашей эры. В XXI веке от некогда величественного строения сохранились только подвальные помещения.

— Подвалов у дома два, и они соединены между собой коридором. Что примечательно, каменные блоки уложены без соединяющего раствора, и за сотни лет они не сдвинулись ни на миллиметр. Строили, как говорится, на века. Вот эту красоту мы и охраняем. В большинстве своем туристы, конечно, культурные, но вот взобраться ногами на развалины и сделать селфи – это самое частое нарушение, — говорит Андрей.

— А были случаи, когда приходилось применять силу?

— Нет, до такого не доходило. Все вопросы решаю при помощи разговора. Например, вижу, что люди ходят по музею без верхней одежды, подхожу и говорю: «Будьте любезны оденьтесь». Признаюсь, что после работы охранником было трудно сдерживать себя в некоторых моментах.

Работу смотрителя сдюжит не каждый

Обойти всю территорию Херсонеса за один день — это «подвиг» даже для туристов. Панорама древнего города, Античная и Византийская экспозиции, Итальянский дворик, Свято-Владимирский кафедральный собор, в конце концов, сама территория музея, – это прекрасное место для прогулок и созерцания морских пейзажей. На обзор всего этого великолепия уйдет не один час. А теперь представьте, что подобный обход смотрители музея совершают, по меньшей мере, раз семь.

— За рабочий день действительно приходится проделать путь в пять, а то и в семь километров. Бывали такие случаи, что человека брали на работу, а через две недели он уходил. Не выдерживал напряжения. Тут нужно держать себя в форме, — отмечает Андрей.

За время нашей прогулки смотритель сделал три замечания туристам, которые подошли близко к обрыву, остановил желающих взобраться на стену старинного храма и помог иностранцам найти путь к «коридору смерти».

Когда враг заходил в пространство между двумя стенами, защитники города осыпáли их градом стрел и камней. В наши дни это коридор с экспозициями

Когда враг заходил в пространство между двумя стенами, защитники города осыпáли их градом стрел и камней. В наши дни это коридор с экспозициями

Фото: Александр Курбаткин

— Жители Херсонеса выдержали не одну осаду неприятеля, в том числе – благодаря этому коридору. Внешняя крепостная стена называется «протейхизмой» (то есть «передовая стена». – Ред.). Когда враг заходил в пространство между двумя стенами, защитники города осыпáли их градом стрел и камней. Сейчас здесь установлена плита, на которой высечены слова присяги древних херсонеситов (речь идет о копии; оригинальная плита с текстом гражданской присяги хранится в античной экспозиции. – Ред.). Если положить руку на постамент, запуститься запись перевода присяги, — говорит Андрей с интонацией экскурсовода.

К слову сказать, экскурсии смотрителями проводить запрещается. Они могут только помочь найти нужный экспонат, а также подсказать маршрут.

Призрак ребенка и «белый монах»

— А вы знали, что в музее есть призраки? — спрашивает у меня смотритель.

— Серьезно? — удивляюсь я.

— Конечно. Несколько лет назад, когда у западных ворот делали смотровую площадку, строители откопали кости матери и ребенка. Когда останки поместили в музей, началась мистика. Ребята из охраны по камере наблюдения стали замечать, что вдоль стены одного из зданий бродит призрак. Может быть, это был фантом. Но суть в следующем – на кадрах можно разглядеть небольшого человечка с четырьмя ножками, — рассказывает Андрей.

— А бывали другие случаи?

— Ходят слухи о «белом монахе», который также обитает на территории музея, но я в него не верю. Доказательств нет, — говорит смотритель.

Согласно городской легенде, «белый монах» появляется исключительно ночью и только в районе знаменитого Херсонесского туманного колокола. Также с ним связывают все несчастные случаи, которые произошли у каменистого пляжа. Если утонул человек – виноват «монах».

В день смотрители музея проходят пешком не менее 10 километров. А территория Херсонеса далеко не маленькая

В день смотрители музея проходят пешком не менее 10 километров. А территория Херсонеса далеко не маленькая

Фото: Александр Курбаткин

P.S.

На вопрос о том, не желает ли смотритель в ближайшее время сменить работу, Андрей ответил:

— Не думаю, что Херсонес меня когда-нибудь отпустит. Да и сам я уходить с его улиц никуда не хочу.

Интересное