Общество19 октября 2020 13:10

Пуговица как инструмент народной дипломатии: рассказываем об итогах экспедиции в Севастополь французских археологов

Древнекитайский философ Лао-цзы говорил: «Победу следует отмечать похоронной процессией». Если примерить его слова к итогам Крымской войны, то французы так и поступили
Все могилы будут законсервированы до нового этапа раскопок

Все могилы будут законсервированы до нового этапа раскопок

Фото: Александр Курбаткин

На территории Севастополя от Камышовой бухты до Байдарской долины остались десятки французских кладбищ. Место под главный некрополь в районе поселка Кальфа (пятый километр) было выкуплено французами у русского генерала А.Б. Бракера. С тех пор так и повелось, покойник француз — на пятый километр.

В войну хоронили без гробов и крестов

За все время Крымской кампании Франция потеряла 95 тысяч человек. При этом в боях погибло не более 20 тысяч солдат и офицеров, остальные скончались от болезней и ран.

Ни гробов, ни крестов тогда на французских захоронениях не было. Вся древесина шла на передовую для укрепления баррикад и ремонт кораблей. Из-за отсутствия опознавательных знаков многие кладбища затерялись, часть из них даже не имела документальных подтверждений. Поди разбери через десятилетия, где сосновая роща, а где могилы. Наткнуться на скелет в земле можно по чистой случайности, что и произошло во время земляных работ в Севастополе на Килен Балке.

В наше время на месте кладбища расположилась цветочная клумба

В наше время на месте кладбища расположилась цветочная клумба

Фото: Александр Курбаткин

В начале года местные жители решили, что дорогу к их домам пора расширять. Составили план, подтянули тяжелую технику и принялись копать. Не прошло и недели, как под ковшом обнаружились кости. Встал вопрос: «Что делать?» Интерес к находке возобладал над желанием иметь новую дорогу, а потому останки отправили на экспертизу. Оказались – человеческими. Тут уж «возбудились» археологи.

Палатка, лопаты и кисточки…

Садовое товарищество «Родничок» было создано в 70-ые годы. После перестройки маленьких, аккуратных домиков стало меньше, на их месте возникли элитные коттеджи с балконами и яркой черепицей. Заборы под два метра и везде злые собаки, если верить табличкам на заборе. Под боком хозяев этих домов расположилась сосновая роща. Воздух там всегда свежий, а после дождей можно и за грибами сходить. Но знали ли местные грибники, что ходят по могилам французских солдат? Конечно, нет. Это кладбище не было отмечено ни в одних архивных документах. По грунтовой дороге дохожу до синей палатки, вокруг которой копошатся люди с кисточками.

— С виду и не скажешь, что у вас тут раскопки, — говорю я научному сотруднику института археологии РАН России Александру Хохлову, проходя мимо вырытых ям, в которых ни намека на человеческие останки.

Сотрудник института археологии РАН России Александр Хохлов

Сотрудник института археологии РАН России Александр Хохлов

— А это и не раскопки. У нас тут археологические работы. Проводим разведку с целью выявить объекты, связанные с Крымской войной 1853–1856 годов, — отвечает Александр.

— Ну все равно же копаете. Вот лопаты, вот еще инструменты, — не сдаюсь я.

— Разведка отличается от раскопок тем, что объем работ небольшой. Глубже чем на 30-40 сантиметров никто не «зарывается», да и площадь у нас всего несколько квадратных метров. Пойдемте, я вам скелет покажу. Он у нас местная знаменитость, сохранился лучше остальных.

Останки сохранились в отличном состоянии

Останки сохранились в отличном состоянии

Фото: Александр Курбаткин

В земле действительно оказался полноценный скелет. Череп, кости, руки, ноги, ребра, даже зубы имеются. С первого взгляда ничего необычного, но, если присмотреться, ловишь себя на мысли об умиротворении. Все потому, что останки в могиле не перевернуты, как попало, а лежат себе спокойно и руки на груди скрещены.

— Это французский морпех, — поясняет Александр. — Мы его по пуговицам от униформы идентифицировали. В могилах рядом — два солдата из артиллерийского полка. Те, что у дороги под соснами, тоже французы. У них костяные пуговицы, скорее всего от нательного белья.

— И больше ничего? — интересуюсь я в надежде услышать о более ценных находках.

— Если вы думаете, что в могилах украшения какие были или оружие, то это все заблуждения. Не хоронили так. То, что пуговицы сохранились, уже можно считать удачей. Французы этим находкам ой как рады были.

— Какие французы?

— Археологи, конечно. Мы тут вместе с коллегами из Франции работаем.

— А санкции? А коронавирус?

— Что касается санкций, то они не помеха. Насчет коронавируса – тесты у всех отрицательные. Так что работать можем.

Законсервируют до лучших времен

Предполагаемые размеры кладбища на склоне Килен Балки — всего несколько десятков квадратных метров. Со слов Александра, во времена Крымской войны здесь в сосновой рощице находился военный лагерь.

Из-за особенностей каменистого грунта могилы были неглубокими

Из-за особенностей каменистого грунта могилы были неглубокими

Фото: Александр Курбаткин

— Вероятнее всего, солдаты, похороненные в этом погребальном комплексе, умерли не во время сражений, а от различных болезней. Тела закапывали неглубоко, всего на 40 сантиметров. Сверху засыпали грунтом и камнями. На территории не экономили. У каждого своя могила, расстояние между захоронениями 0,6–0,9 метра. Надмогильных памятников не зафиксировано. Скорее всего, их и не делали, война все-таки. Хотя мог стоять один общий крест.

— А что французы говорят?

— Они рады. Никто ведь даже не предполагал, что тут целое кладбище, считали, что это единичные могилы. К тому же это одни из первых раскопок после пандемии. То, что их удалось организовать — большая удача, особенно в такое время для Крыма, России и Севастополя.

— Вы сейчас о санкциях?

— Конечно. На западе всячески стараются выливать больше негатива в нашу сторону, а тут коллеги взяли на себя смелость и приехали. В составе делегации антропологи, археологи, историки, потомки участников Крымской войны. Это самая, что ни на есть «Народная дипломатия». Французы понимают, что приехали совершенно в другое место, не о таком Крыме и Севастополе слышали они из своих СМИ.

Пока мы общаемся с Александром, французы начинают собирать вещи. Командировка скоро подойдет к концу, а еще нужно успеть решить судьбу соотечественников, поскольку больших раскопок на кладбище в ближайшее время не предвидится. Работы не столь длительны по времени, сколь дороги в финансовом плане.

Так как проводилась всего лишь археологическая разведка, многое раскопать археологам не удалось

Так как проводилась всего лишь археологическая разведка, многое раскопать археологам не удалось

Фото: Александр Курбаткин

Из уже раскопанных могил ученые забрали несколько скелетов и уцелевшие фрагменты вещей. В дальнейшем это место ждет консервация и постановка на государственную охрану.

— Цели раскопать все у нас пока нет. Нужно проверить найденные останки, сделать анализ, получить заключения, а уже потом решать, как поступить. Главное, чтобы кладбище не застроили и не разворовали. Хотя и красть-то, кроме костей, нечего, — говорит Александр.

Справка – «КП»

Фонд развития русско-французских исторических инициатив под руководством Пьера Малиновского реализует в Крыму и Севастополе историко-археологический проект «Крым-Севастополь 2020». В рамках проекта при участии французских ученых и журналистов на полуострове начались раскопки с целью поиска русских, французских и английских солдат, погибших во время Крымской войны.

Французское военное кладбище — мемориальный комплекс в Севастополе, построенный на средства Французской Республики. Находится на территории бывшего французского воинского некрополя на 5-м километре Балаклавского шоссе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Губернатор Севастополя Михаил Развожаев: «Мы не воюем ни с памятниками, ни с мертвыми»

На французском кладбище в Севастополе нашли покой 155 французских солдат, погибших во время Первой обороны города в 1854-1855 годах (подробности)